#WEEKLYNEKRASOVKA
4 редкие книги Шарля Бодлера
Как издавали «проклятого» романтика в ХIХ и в начале ХХ века
Charles Baudelaire
31 августа исполняется 150 лет со дня смерти французского поэта, эссеиста и переводчика, классика мировой и французской литературы, декадента и символиста Шарля Пьера Бодлера (1821–1867).

Мы подобрали для вас 4 редкие книги Бодлера, благодаря которым вы сможете увидеть, как издавались стихи и другие сочинения поэта на его родине и в России больше ста лет назад. Самая ранняя книга из подобранных — сборник «Fleurs du mal» — поступила в продажу через год после смерти Бодлера, в 1868 году.

Все эти книги можно взять в Библиотеке им. Н.А. Некрасова.

Найти книги или проверить их наличие можно в электронном каталоге библиотеки.
Сборник стихотворений «Цветы зла» (фр. Les Fleurs du mal), опубликованный в 1857 году, возмутил общественность, суд оштрафовал автора, а некоторые стихи считались аморальными и много лет были запрещены цензурой.

Произведения этого беззащитного и чувствительного поэта с «обнаженным сердцем» и «бесконечной тоской» открыли новую эпоху в истории французской поэзии. Бодлер отказывается в них от принципов классицизма и романтизма и берет за основу поэтический образ связи человека с внешним миром.

Впервые в мировой поэзии он работает с экзистенциальными темами, мотивом «метафизической тоски» и теоретически обосновывает верлибр как поэтическую форму.

Поэт Артюр Рембо был одним из тех, на кого творчество Бодлера оказало огромное влияние. Артюр Рембо про Бодлера писал: «Он прожил 37 лет. Большую часть своей короткой жизни был нищим, голодным, замерзающим бродягой. Из Франции пешком и без денег уходил в Италию, Германию, Бельгию. Перешел через снежные Альпы. А умирая, просил сестру только об одном: купить ему билет в Эфиопию».
Fleurs du mal

1868
Первое издание наиболее значительного произведения Бодлера — стихотворного сборника «Цветы зла» поступило в продажу 25 июня 1857 года. Сборник продавался в католическом книжном магазине, расположенном на улице Бюси, в доме 4, в Париже.

Суд над поэтом за «богохульство и нарушение норм общественной морали» начался 7 июля. Бодлера оштрафовали, а издатели удалили из последующих тиражей шесть самых «непристойных», по мнению суда, стихотворений: «Лесбос», «Проклятые женщины», «Лета», «Слишком веселой», «Украшения», «Метаморфозы вампира». Стихотворения «Отречение Святого Петра», «Авель и Каин», «Литании Сатане», «Вино убийцы...» восприняли как богохульство.

Запрет на публикацию сборника сняли только в 1949 году. Поэтому в сборнике «Fleurs du mal», вышедшем год спустя (в 1868) после суда в одном из ведущих французских издательств «Calmann-Lévy», запрещенных стихотворений не найти.

Автор посвятил его поэту и критику, основателю теории «искусства ради искусства» Теофилю Готье. Последний написал к сборнику большую вступительную статью, посвященную самому Бодлеру и его лирическому герою, размышляющему о духовной и порочной красоте, добре, зле, а также смерти:

«Напрасно близорукие критики обвиняли Бодлера в безнравственности. Эта очень удобная для завистливой посредственности тема обвинения всегда радостно подхватывается фарисеями, людьми вроде Ж. Прудона. Никто не питал более высокомерного отвращения к духовной низости и телесному безобразию, чем Бодлер».


Шарль Бодлэръ. Стихотворения въ прозъ
1909
Книга отпечатана санкт-петербургским книгоиздательством «Посевъ» в 1909 году (с «ятями» и «ерами», по правилам азбуки того времени) в типографии «Печатный труд», расположенной на улице Надеждинская, в доме номер 38. Одним из редакторов сборника стала русская поэтесса и переводчица София Парнок, которой Марина Цветаева посвятила цикл стихотворений «Подруга».

В этом сборнике представлено 50 стихов Бодлера: о собаке, понюхавшей духи; как правильно опьяняться; о ребенке, испугавшемся старушку; плохом стекольщике, ненависти к беднякам, а также о сумасбродной возлюбленной, которая сварила для любимого суп, а затем ударила его кулаком в спину, потому что тот засмотрелся на облака, проплывающие в открытом окне.

XL. Зеркало

«Входит уродливый человек и смотрит на себя в зеркало.

— Зачем вы смотритесь в зеркало, если то, что вы там видите, явно не доставляет вам удовольствия?

Уродец отвечает мне:

— Милостивый государь, согласно бессмертным принципам восемьдесят девятого года, все люди равны в своих правах; следовательно, я имею право смотреться в зеркало, а что до удовольствия или неудовольствия, это уж пусть останется на моей совести.

С позиции здравого смысла я был, без сомнения, прав; но, с точки зрения закона, и он не был так уж неправ».



Шарль Бодлэръ. Стихотворения въ прозъ
1910
Книга отпечатана московским книгоиздательством «Мусагетъ» в 1910 году (с «ятями» и «ерами», по правилам азбуки того времени) в типографии Русского Товарищества, расположенной на Пречистенском бульваре, в доме номер 31. На последней странице также указаны: номер телефона (179-500), цена сборника (1 рубль) и список других изданий «Мусагетъ».

Стихи для этого сборника переводил поэт и философ Эллис (настоящее имя — Лев Львович Кобылинский), поэтому перевод, включая названия, немного отличается от санкт-петербургского издания.

XLI. Гавань

«Гаваньспасительное прибежище для душ, уставших от схваток с жизнью. Необъятный простор неба, подвижные контуры облаков, переменчивые краски моря, вспышки сигнальных огней на маяках словно в единой необыкновенно ясной призме образуют зрелище, которое радует взгляд и никогда не утомляет. Стройные очертания кораблей с полной оснасткой, чуть покачивающихся на морской зыби, пробуждают в душе стремление к ритму и красоте. И еще, помимо всего этого, существует особый вид таинственного и утонченного наслаждения для того, у кого не осталось больше ни любопытства, ни честолюбия,лежа на террасе или облокотившись на каменную ограду набережной, наблюдать за суетою тех, кто отплывает или возвращается, кто еще сохранил в себе силу стремиться к чему-то, страсть к путешествиям или обогащению».



Constantin Guys / par Charles Baudelaire (Maitres anciens et modernes)
1925
Серию очерков «Художник современной жизни» Бодлер в 1863 году посвятил популярному парижскому художнику-графику Константену Гису.

Размышления поэта о художнике как о «человеке большого света», «человеке толпы и дитя», светских и батальных этюдах Гиса стали, по сути, сформулированным творческим кредо автора.

Сборник датирован 1925 годом. В нем представлены 24 иллюстрации Гиса и 13 статей Бодлера об искусстве, красоте, денди, женщинах, косметике и т. д.

Автор считал, что позиция критика должна быть максимально независимой и свободной от разного рода рамок. Он призывал просто и понятно объяснять современное искусство всем желающим в нем разобраться. Критика, по его мнению, должна быть «занимательной или поэтичной, а вовсе не холодной и рассудочной, которая, стремясь всему найти объяснение, не питает ни к чему ни ненависти, ни любви и добровольно отказывается от всякого пристрастия».

«Слово художник я разумею здесь в очень узком смысле, а слово светв очень широком. В моем представлении, человек большого светаэто гражданин мира, понимающий жизнь и таинственные закономерности людских обычаев, тогда как художникэто просто-напросто профессионал, человек, привязанный к палитре, как крепостнойк земле».


P.S.
Осенняя мелодия
I

Мы скоро в сумраке потонем ледяном;
Прости же, летний свет и краткий и печальный;
Я слышу, как стучат поленья за окном,
Их гулкий стук звучит мне песней погребальной.

В моей душе — зима, и снова гнев и дрожь,
И безотчетный страх, и снова труд суровый;
Как солнца льдистый диск, так, сердце, ты замрешь,
Ниспав в полярный ад громадою багровой!

С тревогой каждый звук мой чуткий ловит слух;
То — эшафота стук... Не зная счета ранам,
Как башня ветхая, и ты падешь, мой дух,
Давно расшатанный безжалостным тараном.

Тот монотонный гул вливает в душу сон,
Мне снится черный гроб, гвоздей мне внятны звуки;
Вчера был летний день, и вот сегодня — стон
И слезы осени, предвестники разлуки.
II

Люблю ловить в твоих медлительных очах
Луч нежно-тающий и сладостно-зеленый;
Но нынче бросил я и ложе и очаг,
В светило пышное и отблеск волн влюбленный.

Но ты люби меня, как нежная сестра,
Как мать, своей душой в прощении безмерной;
Как пышной осени закатная игра,
Согрей дыханьем грудь и лаской эфемерной:

Последний долг пред тем, кого уж жаждет гроб!
Дай мне, впивая луч осенний, пожелтелый,
Мечтать, к твоим ногам прижав холодный лоб,
И призрак летних дней оплакать знойно-белый.
+7 495 916-9068
biblioteka@nekrasovka.ru
Made on
Tilda