Портреты советских вождей в поэзии 1920–1930-х годов
Курс лекций Олега Лекманова
В 1924 году Пастернак ходил прощаться с Лениным — ледяной ночью 24 января прошел мимо его гроба, стоявшего в Колонном зале бывшего Дворянского собрания; в той же многотысячной скорбной очереди стоял и Мандельштам, а Маяковский отстоял ее три раза.

Три великих русских поэта создали портреты советских вождей. Каждый по-своему и каждый в свое время. Разберем поэтические особенности текстов и попробуем понять, зачем им это было нужно.
Российской коммунистической партии посвящаю...
Об отношении поэта к революции, мастерстве в стихотворениях о Моссельпроме, рабочих и мороженом, использовании мифов о властителях в своей поэме о Ленине, приеме риторических вопросов, создании языка советской власти, противопоставлении Ленина богу, темах скорой войны и революции.
«Предвестьем льгот приходит гений и гнетом мстит за свой уход»

Во второй лекции речь пойдет о развитии канона в революционной поэме Бориса Пастернака «Высокая болезнь» (1928). Мы сосредоточимся на вопросе: почему путаная и противоречивая поэма Пастернака завершается столь ясным портретом Ленина.

«Ода Сталину»

В третьей лекции речь пойдет о стихотворении Осипа Мандельштама «Когда б я уголь взял для высшей похвалы…» (1937), воспевшем Сталина. Мы увидим, как Мандельштам, используя канонические черты портрета вождя, заложенные в поэзии Маяковского и других советских писателей, сумел внести в свой текст собственные, глубоко отличные от канона мотивы.

Олег Лекманов
литературовед, доктор наук, профессор школы филологии гуманитарного факультета НИУ ВШЭ